Лукерья

 

Здесь можно прочитать, что-то очень интересное.

 

Какой мы народ (газета «Данкор», 2008, 6 августа)

 

Кто мы, жители Сумской области, и что отличает нас от наших соседей? Ответы на эти вопросы дает наука этнография. Вот что мы узнали, ознакомившись с материалами этнографических исследований.

Русское соседство

Начнем с того, что говоря об особенностях жизни коренного населения Сумщины, мы сосредоточимся на сельской местности.

— Я пришла к выводу, что наша культура укрепилась и утвердилась только в народной среде, — считает завотделом декоративно-прикладного искусства Сумского художественного музея Людмила Федевич. — В городе культура была унифицированной. А в селе не было никаких культурных примесей — там культура была обусловлена географией, природными условиями мет, где люди жили. Сейчас говорят, что мы пропагандируем сельскую культуру и тоскуем о шароварах. Ничего подобного — просто в этой среде культура укрепилась так же, как в среде самураев и средних феодалов в Японии.

Некоторые особенности культуры и быта Сумской области обусловлены тем, что у нас русские соседи (Курская и Белгородская области). Впрочем, до XIX в. влияние такого соседства было незначительным: украинцы продолжали говорить по-украински, придерживались своих традиций. Интересно, что украинцы крайне редко вступали в брак с «московками» (говорили, что «московка» и борща сварить как следует не сможет) — даже если не находили подходящую кандидатуру в невесты в своем селе, искали ее не в соседнем русском, а в отдаленном, но украинском. Родным языком для жителей Сумщины был украинский.

 

 

Правда, в XIX в. с развитием производства, торговли и других процессов, характерных для капитализма, определенное смешение двух народов начало происходить. В то время стало отмечаться обрусение украинских слобод, что проявлялось в изменении украинских фамилий на русские, замене национального костюма городским, утрате национального самосознания («Положим, что мы не великороссы, но уж и малороссами, простыми хохлами нас нельзя назвать», — говорили жители украинских слобод). Но все же основная масса украинцев, особенно на исторически земледельческих территориях, сохраняла национальное самосознание даже во времена СССР. В 1979 г. украинцами себя считали 86,5 процента населения Сумской области. Украинский язык оставался родным для большинства жителей Сумщины — свободно по-русски говорили только около 20%.

Сумщина украинизировалась

Более 90 процентов населения области – украинцы, о чем свидетельствуют статистические данные. И это несмотря на близость России! По этой причине наша область имеет статус мононациональной, т.е. такой, где существенно преобладает одна национальность. Тем более что хотя общая численность населения области сокращается, процент украинцев в области (по сравнению с представителями других этносов) становится все больше. Начиная с 1989 г. он увеличился более чем на 3%. Впрочем, увеличение процента украинцев связано не с тем, что украинцев стало рождаться больше, а прежде всего с тем, что таковыми себя стали считать большее количество наших земляков. Одновременно доля национальных меньшинств в общей численности населения Сумщины сокращается. Начиная с 1989 г. — на 34%, тогда как численность украинцев — на 5%).

Исследования дают интересные цифры: в Сумской области даже больше, чем в целом по Украине, уменьшилось количество русских. Почему так произошло? Как и украинцы, русские естественным образом умирают. Но если во времена СССР в общую численность населения области вливался постоянно «русский ручеек», то с момента провозглашения независимости Украины въезд русских практически прекратился, а некоторые вернулись на свою историческую родину. И наконец, дети, рожденные в русско-украинских браках, как правило, официально получали национальность «украинец». Если говорить о других национальных меньшинствах, то их было немного, а осталось еще меньше (1,19% в 1989 г. и 1,01 в 2001 г.).

Лица Сумщины

Но украинец по паспорту и украинец по происхождению — немного разные вещи. Да и с точки зрения антропологии украинец украинцу тоже рознь. Потому что среди населения Украины выделяют несколько антропологических типов, отличающихся друг от друга лицом, цветом волос, ростом и другими чертами. Так вот, коренные жители Сумщины принадлежат к т.н. центральноукраинскому типу, к которому относится большинство украинцев. Это люди с широким лицом, нос чаще прямой или, на худой конец, вогнутый (курносый). Волосатость на лице и теле средняя, цвет волос темно-русый, в цвете глаз преобладают смешанные оттенки, а рост жителя наших мест довольно высокий. Как считают ученые, основу «широколицести» слобожан заложили обитавшие здесь в средние века народности — древляне, уличи, волыняне и поляне. Хотя, конечно, свою лепту внесли и пришлые с Востока народы, оставившие в украинцах иранскую примесь.

Правда, потомков коренных жителей наших мест легче найти среди селян, а население городов пополнялось выходцами из самых разных мест. Так, в Сумах в разное время селились, например, выходцы из Левобережной Украины, молдаване и уроженцы соседних русских губерний.

Кстати, в Путивльском районе, который некогда относился к Курской губернии, сохранилась уникальная русская народность — горюны, которых считают потомками древнего населения, жившего на данной территории еще до Киевской Руси. Они обитают в селах, которые в XVI в. были собственностью Молченского монастыря — Линово, Новая Слобода, Климовском и др. В начале XX в. горюнов насчитывалось около 25 тыс. До наших дней горюны донесли оригинальные элементы быта, обряды, костюмы и уникальное пение. Речь горюнов — «акающе-якающая», а себя они не относят ни к русским, ни к украинцам.

Как жили-были

Дома в наших местах строились с экономией дерева: только в богатых лесом районах были срубные избы (хотя, например, в С.-Буде это не редкость). А у нас практиковалась столбовая техника строительства: в землю вкапывали столбы, образовывавшие каркас дома, а пространство между ними заполняли недорогим материалом — хворостом, камышом и пр. Снаружи стены обмазывались глиной. Пол был «холодный», глиняный. Конечно, такие хаты были недолговечными, стояли недолго и строить их давно перестали — хотя кое-где в селах еще можно увидеть подобные заброшенные и сильно разрушенные жилища. В XX в., особенно во 2-й его половине, так уже не строили — перешли на кирпич, саман, ракушечник и другие надежные материалы. А вот срубные дома из цельных бревен в лесистых районах все еще строят.

Национальную одежду жители сел носили еще в начале XX в. Традиционный женский костюм состоял из длинной сорочки, поясной одежды под названием плахта (что-то типа юбки из цветастой материи) или юбки, а также кирсетки (расшитая безрукавка длиной чуть ниже бедра), а позже — кофты из фабричной ткани. В более холодное время года женщины надевали ватные куртки-«юпки», а в морозы — кожухи. Замужние женщины должны были обязательно покрывать волосы матерчатым головным убором – «очипком» или «сорокой», а в XX в. — платком с бахромой. Мужчины надевали рубахи, жилетки, а наверх — «свиту» белую или серую, «катанку» или «чумарку» (своего рода смесь куртки и халата из сукна и других фабричных тканей). Штаны («халоші») шились из сукна или холста и подпоясывались шнуром или ремнем с пряжкой. Обувь была кожанной, причем ее не кроили из нескольких кусков, как сейчас, а «морщили» — размачивали и растягивали по ноге. Женщины носили т.н. «чоронбривці» — сапоги с цветным голенищем и черным носком.

На изготовление одежды уходило немало времени: «Скриня моя мальована, де не рік, не два пряла, та не зимочку ткала, де не літо білила — весь рід обдарила», — пелось в народной песне о содержимом сундука для одежды.

Слобожанский характер

Нрав слобожан историк Димитрий Багалий описывал как «склонность к церкви», «послушность» в отношениях с начальством, когда с ними обращались вежливо, а когда строго, они покорялись, но с возмущением. А в целом в натуре слобожанина была «мягкость мирного селянина» — даже народных восстаний тут не было, кроме восстания Ивану Серко. Хотя слобожане пользовались правом вольного винокурения и пили много, «такого пьянства, чтобы только напиться, было мало» — в основном пили «для компании и беседы».

Страшная традиция

На Слобожанщине были свои интересные, а порой даже страшные, с точки зрения современного человека, ритуалы и традиции. В частности, в некоторых селах избавлялись от ставших обузой стариков, обрекая их на смерть. Их сажали на «лубок» и, как на санях, спускали на дно глубокого овраги. Об этом этнографы узнали в 20-х гг. XX в. от жительницы с. Землянки Глуховского повета Марфы Губарихи. Когда начали изучать эту тему, выяснили, что негуманный ритуал существовал не только на Глуховщине, но и на Роменщине и Липоводолинщине.

Куклы, охранявшие нас

Сейчас в художественном музее проходит выставка-путешествие кукол в народном стиле, инициированная художницей и преподавателем училища искусств и культуры Ниной Негребой. О них нам рассказала заведующая отделом декоративно-прикладного искусства музея Людмила Федевич.

— Делать куклы для своих внуков было искусством бабушек. Но, к сожалению, нам не удалось найти ни одной довоенной куклы, сделанной на Сумщине. Однако воспоминания о них у нас есть. Я думаю, народное искусство генетически заложено в каждом представителе нации.

На нашей выставке почти все куклы с крестами вместо лиц. Это не случайно. Крестьянская кукла делалась не только как игрушка, но и как оберег ребенка, как его двойник. И она отличалась символичностью. Крест на лице куклы — это еще дохристианская традиция. Крест у язычников был знаком огня, а кроме того он изображает лицо в упрощенном виде — линию носа и рта пересекает линия глаз.

Представленные на выставке работы студенты выполнили из современных материалов. Но они такие милые и прекрасные, потому что сделаны по историческому образцу. Это своего рода воспоминание об этнической кукле. А две куклы для нашей коллекции мы не удержались и приобрели у замечательной глуховской кукольницы Светланы Грибан. Все узоры на одежде кукол найдены на глуховских рушниках и сорочках, чем эти куклы и интересны. Покупатели кукол Светланы Грибан — иностранцы, в т.ч. знаменитые модельеры. У нее оберег уже превратился в искусство.

«Юбка» стоимостью в корову

Завотделом Сумского краеведческого музея Нина Багацкая продемонстрировала нам элементы народного костюма, с которыми работники музея посещают детские лагеря отдыха с выездными экскурсиями, и рассказала об особенностях народной одежды в нашей местности:

— Одного комплекта одежды, характерного для всей Сумщины, не было. Например, в районах, которые граничили с территорией, населенной русскими, встречаются элементы русского костюма — сарафан, понева. На Лебединщине в оформлении одежды часто использовался тамбурный шов. В некоторых местах носили сорочки с широкими рукавами, характерными для Полтавщины. Но можно выделить элементы одежды, присущие слобожанскому костюму вообще. Это сорочка из конопляного полотна — на юге области, и льняного — на севере, а также плахта, которую оборачивали вокруг талии и закрепляли поясом. Стоимость этой праздничной одежды приближалась к стоимости коровы. Зря нынешние модельеры забыли про плахту — она могла как подчеркнуть достоинства фигуры, так и скрыть ее недостатки — смотря как ее обернуть вокруг тела! Или головной убор — очипок, которым должны были прикрывать волосы замужные женщины. «Засветить» волосы считалось для женщины наибольшим позором, поэтому поверх очипка повязывался еще и платок.

Одежда выполняла не только свою прямую функцию, но и служила оберегом. Для этого ее украшали замысловатым узором. Причем девушки старались не повторять чужой, чтобы не перевести на себя чужую судьбу, а создать собственный, вкладывая в него свои самые потаенные мысли. Сорочку суженому вышивали за три праздничные ночи — в первую ночь Ивановскую, вторую — Петровскую, а третью — Христосскую.

Источник

 
Для данного материала комментирование запрещено.

Разделы:

Архив: