Лукерья

 

Расскажу немного о себе, а ты послушай

 

Я в 1924 году родилась, 26 декабря. В 1933 году начали строиться колхозы и начали людей, кто в колхоз не хочет идтить, прогонять из хат. Так получилося, еще были живы дедушка и бабушка, не хотели идтить в колхоз. Ну у нас забрали лошадь, корову, овечек, все забрали, зерно забрали, вот, картошку забрали, где была на поле еще некопанная, покопали. Зерно, какое посеянное, пожалти все. Вот. Мы осталися под открытым небом, никто нас не пускал ночевать. Одна женщина, ей уже теперь царство небесное, тетушке Ольге Толстошеевой — были у ей детки, такие, как я, была у нее дочечка, Анна, и сынок был. Ну она нас приняла и мы у нее были. А дома забирали коммунисты, кто-то сказал, что "задрипанные", прости, Господи . Даже говорили (мать у меня Ореховна) : "Ореховна, не обижайся, никто тебя не прогонял, власть тебя не прогоняла из хаты, а прогнала моя Меляновна", жинка его. А почему прогнала? Потому что наша была хата и рядом хата родителей ее. Сказала: "Прогони их из хаты, а я чтобы с родителями рядом жила". Забрали все, одежду забрали, платки, весь наряд. Уже я в школу ходила, погляжу, в материных платках ходят люди и в юбках. Юбки ж тогда были широкие, шерстяные, суконные, самые разные.

Когда я была мало'ю, были старые дедушка, бабушка, разговор был у их такой, рассказывали ж мне, что раньше иссылали сюда каторжников. И женщин иссылали, и мужчин иссылали. Хат не было', выкапывали себе землянки и в тех землянках нахо'дилися. По какому случаю назвали деревню Лино'во? Сильные снега, когда весною таеть вода, то с той стороны, с России, поступала валовая вода, сильная, и все на свете. Вода захо'дила в хаты к людя'м, и однажды очень большой приплыл "лин", рыба большая (линь). Вот. То этот лин зашел в хату, и назвали село Линово.

Пещеры уже бросили копать, потому что это неправильно. Когда могилку выкопаешь, так, а под бочок подкопают, а тут земли на могилку насыпют, а покойник сбоку. Другой, кто приедет могилку копать, копает там, и выкапывали гробы, покойников выкапывали. Поэтому запретили, чтобы не копали под бок. Сейчас уже копают могилочку ровненько, рядышком. А то — катают яичко, а по покойнику ходют. Хоронишь если на кладбище, там весь мир на кладбище. Если, к примеру, родителей не останётся, то кто другой пойдеть, покатает яйцо и помянёть родителя. В саду в огороде, если никого нема, то распахивали. Кто другой займеть усадьбу, распахивают и могилки, и все — ни звать, ни поминать. Но есть и сейчас, и сейчас у нас недавно хоронили одного: тут ровненько огородца немножко, а туда — сад, яр такой. И там в яру же родители раньше были захоронены, и там похоронили парня.

Когда я еще была малою, как только праздник, воскресенье, суббота, то всегда у нас на улице и мужчины, и женщины всегда собиралися и пели песни на каждой улице. Выйдешь, послушаешь — везде крик. Песни поют всякие разные, старинные песни. Все умели петь, и мужчины и женщины. Кто с радости, кто с горя пел.

Источник

Разделы:

Архив: